Ректор ГИТИСа Григорий Заславский - о Дмитрии Брусникине

10 Августа 2018 О ГИТИСЕ

9 августа ушел из жизни актер, режиссер, профессор Школы-студии МХАТ, художественный руководитель театра "Практика" Дмитрий Брусникин.

«Умер Дмитрий Брусникин.
Замечательный актер, режиссер, редкий в нашей театральной среде человек: он был основательным, серьезным в намерениях и в том, как он умел воплощать свои идеи, он был человеком редкой порядочности, мудрым, умел быть несуетным и прожил жизнь, может быть, не очень счастливую, но очень честную. В театре, вообще в искусстве прожить жизнь честно, порядочно не так-то просто. Брусникин сумел.
Я сейчас думаю о какой-то дурацкой, невероятной несправедливости: складываться у него – по тому, что он давно уже заслужил – у него только-только началось. Иметь свой театр, - он же заслужил, выстрадал его, выпустив замечательный курс в Школе-студии МХАТ, где преподавал с самого момента окончания этой театральной школы, но курсы называли всегда – курс Козака и Брусникина. Брусникин всегда шел следом за своим товарищем, другом, они вместе воспитали тех самых звезд, которые сегодня приносят славу премьерам Театра имени Пушкина.
Первая попытка придать уже его «Мастерской…» какую-никакую формальную привязку тоже оказалась неудачной – приход в Театр-студию «Человек» вышел комом, пришлось ждать еще два года, чтобы нынешней весной, в мае Брусникина назначили руководить театром «Практика». Он поруководил им три месяца с хвостиком… Ужасная, какая-то катастрофическая несправедливость.
Мастерская, о которой заговорили сразу, - ребята, ученики Брусникина еще учились в Школе-студии и всем было ясно – так всегда бывает, когда рождается настоящий театр, - что это не просто хороший курс, с обязательным набором – гении, таланты, хорошая компания, а театр, что так просто разойтись им позволить – это все равно, что совершить преступление перед театром, перед искусством. Они не разбежались, но и театром становиться никак не получалось, потому что театр – это еще и своя территория, куда можно возвращаться с гастролей, из самых разных путешествий, виртуальных и реальных – по Транссибу, например.
Можно сказать, что именно Брусникину мы обязаны нынешней новой модой на Петрушевскую, хотя спектакль его – «Он в Аргентине» и выходил, сопровождаемый каким-то столпотворением трагических обстоятельств, каждый раз встававших на пути к премьере. Он всеми этими знаками пренебрег и довел репетиции до премьеры и это был очень хороший спектакль, который в какой-то момент просто взяли и сняли. И стая критиков, хором бросающаяся, когда нападали или только казалось, что хотят напасть на других, тут не заметила потери.
Он умел не бить себя в грудь кулаком, оставаться в тени более известных товарищей, хотя его участие в той же легендарной – давней истории театра-студии «Человек» - неоспоримо и известно. Кому известно? Ну, мне вот известно… Значит, еще нескольким людям. Наверняка. Уметь оставаться в тени товарищей – кажется, тоже не самое полезное качество, во всяком случае – в театре. Вот смотришь иногда сейчас, когда вдруг натыкаешься на ту или другую серию снятого Брусникиным к столетию МХАТа теле_ или даже киносериала «Чехов и К» - и оторваться нет сил. Это же… подвиг, настоящий подвиг – собрать весь тогдашний Художественный театр, всех его великих и ужасных гениев, которые – одни очень скоро ушли, другие – еще год-другой – и больше уже не пригодились при смене руководства и курса…
Брусникин – из тех немногих, для кого театр – не забава, кто искал смысл в театре, в искусстве, а без этого главного и великого, и высокого смысла не видел смысла заниматься этим странным делом. Его уход – огромная потеря. Для его «Мастерской…», учеников и соратников, для «Практики», для близких и далеких, осознающих и не осознающих эту потерю. Для меня».

Ректор ГИТИСа Григорий Анатольевич Заславский