Ректор ГИТИСа: бюджетных мест в этом году будет больше

08 Июня 2020 О ГИТИСЕ

30 мая Министерство культуры опубликовало разработанные совместно с Роспотребнадзором рекомендации по проведению очных экзаменов в театральных училищах и высших учебных заведениях театрального искусства. Это касается абитуриентов, планирующих обучаться хореографическому искусству, живописи и графике, режиссуре кино, телевидения и театра, актерскому мастерству, вокальному искусству, операторству, художественному руководству оперно-симфоническим оркестром и академическим хором, а также дирижированию. Санитарные меры включают в себя социальную дистанцию, обязательное ношение масок и перчаток, дезинфекцию помещения.

Первым учреждением, готовым проводить очные прослушивания в соответствии с новыми правилами, станет Российский институт театрального искусства – ГИТИС. Подробности о вступительных испытаниях и дистанционном обучении в творческих вузах у ректора ГИТИСа Григория Заславского выясняла корреспондент сайта «России К» Дженнет Арльт.

Д. А.: Григорий Анатольевич, начнем с первого этапа — как студенты будут подавать документы?

Г. З.: По закону мы должны начать прием документов 20 июня. А очные прослушивания мы планируем со 2 июля. Все документы присылаются онлайн самими абитуриентами, во всех творческих вузах. Они будут регистрироваться в личных кабинетах на сайтах институтов — ГИТИСа, ВГИКа, Академии хореографии, консерватории, Гнесинки и пр.

Д. А.: Как будет организован процесс очных экзаменов? Абитуриентов сотни...

Г. З.: У нас будет электронная запись, это не новшество, она работает уже третий год. Мы планируем, что в день мы будем прослушивать по 70 человек. Может, мы сделаем так, что один день будет электронная запись, а второй будем записывать по телефону, потому что абитуриенты жалуются, что электронная запись заканчивается за 40 секунд. Будем искать варианты, поверьте, ни у кого нет желания кому-то помешать записаться. Электронную очередь невозможно перепродать — там паспортные данные указывается. Конечно, мы будем записывать с небольшим плюсом, чтобы не было столпотворений, но их и не будет. У нас строгие правила: опоздал или допускаешь столпотворение — пропускаешь прослушивание.

Д. А.: Рамки? Экраны?

Г. З.: Обязательно! Это на самом деле замечательная штука! Когда актер кричит — хоть профессиональный, хоть непрофессиональный — его слюна летит в среднем на 2-3 метра. Я как-то ходил на спектакль одного известного актера, меня предупреждали не садиться ближе 7 ряда, а это больше, чем 2-3 метра. И тут на самом деле забота не столько об абитуриентах — это забота о наших педагогах.

Что касается участников прослушиваний, конечно, они будут обеспечены масками и перчатками. У нас все это будет, плюс санитайзеры и обеззараживающие лампы. Мы как раз закупили их в достаточном количестве на отечественных заводах — поддержали нашего производителя. На время выступления абитуриенты маски и перчатки снимают.

В этих правилах Роспотребнадзора все сделано так, чтобы соблюсти безопасность, и при этом сохранить необходимую свободу. То есть мы можем увидеть все, что нам нужно, то, чего не дает запись или онлайн-прослушивание. Например, рост по видео никак не определить.

Д. А.: Очные прослушивания ведь не для всех — есть факультеты, где экзамены можно полностью перевести в онлайн?

Г. З.: Онлайн будут проходить экзамены у продюсеров и театроведов, и возможно сочинение для тех, кто имеет среднеспециальное актерское, хореографическое или музыкальное образование. В разговоре с будущим продюсером или театроведом понять кто он такой, зачем он поступает, большого труда не составляет. Все-таки преподаватель — немножко психолог, и с этой точки зрения Достоевский нам все рассказал: его герои садятся разговаривать и каждый уже про другого все понимает. И если человек на самом деле хочет учиться у Юрия Бутусова, но боится поступать на режиссерский и потому идет на театроведческий, это понятно уже по его «Здрасьте». Неслучайно многие преподаватели говорят, что знают, возьмут человека на курс или нет, уже до того, как он открыл рот. Это мне рассказал один народный артист, который набирает курс во ВГИКе.

И с продюсерами тоже самое. Человек может перепутать год основания какого-то театра, но понимать, что «Современник» не мог быть открыт в 1953 году, а мог в 1956 — это важно. Человек может не знать историю театра, но он должен знать историю страны. Для этого достаточно видеоконференции.

Д. А.: Какие у Вас предположения по конкурсу в этом году — количество заявок увеличится или уменьшится? Многие могут пересмотреть свое желание стать артистом.

Г. З.: Во-первых, может случиться так, что какие-то регионы будут к моменту прослушиваний еще закрыты и у молодых людей не будет возможности принять участие в этом году. Но такое бывает, ведь многие поступают на творческие специальности не год и не два, а даже три и больше. Наверняка конкурс будет чуть ниже, и это будет связано с тем, что сказали вы: уверенность в некой гарантированности работы в этой профессии у многих пошатнулась. Те, кто до конца не уверен, что он хочет быть актером, возможно, выберут другую специальность.

Театры во время пандемии оказались самыми уязвимыми. Вы представьте себе хор в «Войне и мире» Сергея Прокофьева — ну о каком дистанцировании на сцене может идти речь?

Д. А.: Увеличится ли количество бюджетных мест в этом году?

Г. З.: Мы надеемся, что да. Замминистра науки и высшего образования Дмитрий Афанасьев, выступая некоторое время назад по радио, сказал, что именно понимая всю сложность нынешней ситуации, связанной с распространением коронавирусной инфекции, будет увеличено число бюджетных мест на 30 000 для всех вузов России. И насколько я знаю, около 3 тысяч из этих 30 достанется вузам министерства культуры. Это, по-моему, 62 вуза. Надеюсь, что ведущие учреждения этой сферы получат чуть больше.

Ситуация непростая, мы все понимаем. Например, у Нонны Валентиновны Гришаевой, которая набрала курс на факультете эстрады в ГИТИСе в прошлом году, 8 бюджетных мест и сейчас дети рассказывают, у кого что случилось: у кого кто-то из близких скончался или лишился работы, а это талантливые дети и совершенно понятно, что в ВУЗ они попали заслуженно. И когда в них вложен силы, целый год они проучились, им хочется помочь. Так что я надеюсь, что все талантливые ребята получат в этом году бюджетные места.

Д. А.: Расскажите, как прошла последняя сессия, тоже в режиме онлайн?

Г. З.: Сессия не закончилась. Мы провели промежуточную аттестацию, а не полноценную сессию, и отпустили студентов на каникулы. Чтобы после того, как они закончатся после 20 июля, вернуться к завершению учебного года. Учитывая, что студенты будут возвращаться из разных регионов, думаю, что сначала посадим всех на двухнедельный карантин и только потом вернемся к занятиям. То есть после каникул мы закончим учебный год 2019/2020, и уже без перерыва начнем новый год. Примерно с 5 сентября.

Д. А.: Что делать выпускникам, у которых весной должен был быть дипломный спектакль?

Г. З.: Мы ждем, когда откроются театры и параллельно работаем над вторым вариантом: уже сейчас ведем переговоры с Департаментом культуры Москвы о том, чтобы все ведущие творческие вузы Москвы имели возможность доигрывать свои спектакли на площадках дворцов культуры столицы. Они, кстати, чаще всего имеют шикарное оборудование по последнему слову техники.

Д. А.: Как в конце года проходило дистанционное обучение творческих дисциплин?

Г. З.: Это вопрос, на который нельзя ответить. Занятий как таковых не было. При этом общение преподавателей со студентами происходит каждодневно. Я только что разговаривал с преподавательницей кафедры сценического движения, она каждый день встречается со студентами в ZOOM’е. Хотя с 26 мая у нас каникулы. Они встречаются, разговаривают, обмениваются мыслями, опытом. Это не полноценное занятие, но мы придумали ему название — профессиональное общение. Оно необходимо и студентам, и преподавателям.

Мы, преподаватели все между собой общаемся. Вчера я беседовал с Кириллом Пироговым, который впервые набирает курс в Щукинском институте. Обсуждали онлайн-уроки и он поделился: «Я придумал, о чем и как с ними разговаривать — я прошу их просто рассказать о себе». Он придумал какую-то игровую форму для этих ответов. По этому рассказу понять можно больше, чем по стихотворению и басне, по которым вообще понять ничего нельзя — ни дикцию, ни эмоциональные возможности. И я говорю: «Как здорово, мы тоже этим будем пользоваться». По крайней мере попробуем. Через такой стендап, говоря околотеатральным сленгом, мы получаем более полное представление о человеке в наших профессиях. Так что к каким-то новым открытиям эти обстоятельства тоже подталкивают.

Д. А.: Какой опыт из этих новых форматов будете использовать в дальнейшем?

Г. З.: День открытых дверей онлайн. Я не страдаю ложной скромностью, но ГИТИС — первый, кто провел день открытых дверей онлайн. Первым был продюсерский факультет 29 марта, и потом все факультеты друг за другом. В это воскресенье мы уже ничего не придумали, но и расставаться не хочется. Может, пойдем по второму кругу, тем более, каждый раз это пользуется большим успехом. Нас смотрят по несколько тысяч человек. Очевидно, что это такой продуктивный вариант профессионального разговора перед началом вступительной кампании. И в будущем мы будем проводить Дни открытых дверей только онлайн. Даже с точки зрения общедоступности это более интересный формат.

Д. А.: Следите ли Вы за опытом коллег за рубежом?

Г. З.: Конечно, с некоторыми руководителями вузов мы постоянно на связи по телефону или в мессенджерах. Это широкая география: Пекин, Шанхай, София, Тбилиси, Минск, Лондон... У всех примерно одни и те же проблемы. Все, как и мы, тоже согласны, что без очного тура невозможно провести качественный прием. Но, например, Лондонская Королевская академия предполагают, что проведя очный прием, они весь первый семестр будут учиться онлайн. Такого рода опасность сохраняется. Велика вероятность второй волны, и мы не знаем будет она слабее или тяжелее. Мы же верим специалистам, а они пока не дают какого-то точного прогноза, насколько продолжительным будет карантин. Но поскольку в истории театра это не первая, не вторая, не третья мировая пандемия и театр каждый раз выживал, мы все равно с оптимизмом смотрим в будущее.

Источник: «Россия К»