Иосиф Райхельгауз: «Для меня студенты – это коллеги»

18 Февраля 2019 Режиссерский факультет

Художественный руководитель московского театра «Школа современной пьесы» Иосиф Райхельгауз в этом году набирает новый курс на режиссерском факультете ГИТИСа. Обучение заочное - для мастера это вопрос принципиальный. О том, чему актеров и режиссеров можно научить, и какое отношение к профессии имеют кулинарные способности, Иосиф Леонидович рассказал в интервью нашему сайту.

Вы работаете с актерами и режиссерами именно в заочном формате, в чем сложности и секреты обучения актерскому ремеслу и режиссуре заочно?

Я преподаю в ГИТИСе более 40 лет - с тех пор, как сам его окончил. Я также работал во ВГИКе и многих учебных заведениях в разных странах. Заочников я стал набирать совершенно сознательно. 

 Есть пример моих выдающихся учителей и товарищей: Анатолия Васильева, Анатолия Васильевича Эфроса и Михаила Михайловича Буткевича. Наши учителя это всегда понимали и старались взять в ГИТИС на режиссерский факультет студентов с высшим образованием. Мои однокурсники, большинство из которых сегодня имеют звания Народного артиста России, профессора, и являются знаменитыми режиссерами: Андрей Андреев, Борис Морозов, Анатолий Васильев - мы все поступали в ГИТИС, имея высшее образование и опыт руководства студенческими театрами. В ГИТИС мы пришли сформированными, образованными личностями. И когда попали к нашим учителям, то уже хорошо знали, чего хотим, зачем пришли в театр, однако же не совсем понимали, как это делается. И в ГИТИСе мы получили эту методологию.

Для меня набор заочников принципиален. Я убежден, что главная задача - научить технологии актерской и режиссерской профессии. Для этого у нас есть богатейшие ресурсы: Система Станиславского, которую мы получили буквально через одно рукопожатие - от Марии Осиповны Кнебель, Андрея Алексеевича Попова. А также есть огромное количество прекрасной технологической педагогической литературы.

 Обучить технологии актерского и режиссерского мастерства можно достаточно быстро. Если я вижу человека, который мог бы сыграть роль так или по-другому, я могу изложить ему элементы, из которых складывается Система Станиславского. Могу объяснить, как быть свободным на сцене, как воспринимать своего партнера и еще многое другое. Нужно обучить артиста существованию на сцене, а режиссера - обучить технологически, что такое сочинение спектакля. Эту технологию можно передать за год. Но делать это имеет смысл, если абитуриент являет собой законченную личность, с собственными нервами, мозгами, убеждениями, взглядом на мир, запасом культуры. 

Так что для меня главное - выбрать и найти индивидуальности, сформированные еще до ГИТИСа - ими самими, жизнью, родителями, временем, городом, другими учебными заведениями. Я люблю набирать людей взрослых, образованных, а также - провинциальных, потому они уже преодолели такое препятствие как дорога. Важно, чтобы человек поступал сознательно и уже попробовал себя в этой профессии. 

Когда я начинал преподавать в ГИТИСе, ректор института Матвей Алексеевич Горбунов напутствовал молодых педагогов, говорил, что с каждым абитуриентом нужно подробно разговаривать, узнавать про него всё. «Кто в ГИТИС поступает, того ГИТИС выпускает» - это его гениальная формула, простая и внятная. Мне важно этим заветам следовать.

Как, во время отборочных консультаций с абитуриентами, Вы понимаете, с кем хотите работать дальше?

Отборочные консультации - это очень серьезный этап. Две недели я каждый день занимаюсь с абитуриентами, даю им задания. Режиссеры работают с актерами, пишут разные теоретические работы, выстраивают из реплик пьесу. Актеры готовят самостоятельные показы, выполняют спонтанные задания. У меня много проверок, но прежде всего интересует сам человек - какой он, как представляет свою жизнь в театре?

Я ориентируюсь на свой режиссерский и педагогический опыт. Часто задаю вопросы, которые, как может показаться, не имеют отношения к профессии: как сварить рыбную солянку или построить дом на участке. Тот, к кому я обращаюсь, этого может совершенно не знать. Но мне важно, как он себе это представляет, как мыслит и сочиняет ситуацию. И я понимаю, сидит ли напротив меня творческий человек, или нет. 

То есть Вам интереснее человек, который к приготовления борща отнесется как к творчеству? Даже если он при этом не читал, скажем, Захара Прилепина и Асю Волошину?

Ничего страшного, если не читал. Захочет - прочитает. Хотя «Саньку» Захара Прилепина надо бы прочесть. Мне приятно, если абитуриент будет знать о Евреинове и Таирове. А если нет - я ему объясню, либо он прочитает в книге. Важнее, чтобы он имел представление о том, что такое режиссер и автор спектакля, что такое артист и персонаж.

В профессию режиссера приходят все более взрослые люди? 

Среди заочников - да. И всегда так было. Я и мои друзья и коллеги учились в ГИТИСе на очном отделении, но мы все были взрослыми. Тут не в возрасте дело - мы были взрослыми по тому, как прожили несколько дет до ГИТИСа. У меня ГИТИС был пятым институтом: откуда-то меня выгоняли, откуда-то я сам уходил. И слава богу, я счастлив, что имею этот опыт. 

К Вам приходят учиться взрослые уже люди. Как выстраиваете общение? 

Для меня студенты – это коллеги. И бывает, что студенты решают профессиональные задачи намного интереснее меня. Предлагаю своим студентам, прежде всего, режиссерам, какие-то задания, и мы устраиваем мозговой штурм. Потом я это использую в театре. Пример - спектакль «Умер-шмумер, лишь бы был здоров». Неоднократно разные театры пытались поставить еврейские анекдоты, и зачастую это заканчивалось неудачно. Несколько лет назад я предложил студентам взять эту тему в работу. Они занимались, я разбирал, анализировал провалы и успехи. В результате, выпустил спектакль в театре. Он получился и зрители его очень хорошо принимают. Когда меня спрашивают, как я додумался, отвечаю: «Занимаясь со студентами».

То есть не только Вы их учите?

Именно об этом я и говорю! Они иногда называют авторов, которых я и не читал и о которых не слышал, или говорят о режиссерах, с практикой которых я не был знаком, но знакомлюсь благодаря им. Это взаимовлияние и взаимообучение.

Студенты ГИТИСа, особенно актерского и режиссерского факультетов, учатся и репетируют с утра и до позднего вечера. Многие артисты впоследствии вспоминают этот особый кайф, когда в институте практически живешь. Получается, что в заочном формате студенты этого лишены?

Очные и, безусловно, заочные мастерские образуются вокруг руководителей театров. Поэтому сегодняшних студентов уже можно увидеть в спектакле. Они формируются вокруг театра, где работа идет точно также: с утра и до ночи. 

Вы говорите, что Вам нравится работать с теми, кто приехал в Москву, в ГИТИС из провинции. Что происходит потом? Люди возвращаются работать в региональные театры, или остаются в Москве? 

К большому сожалению, наша страна устроена так, что весь бизнес сконцентрирован в Москве. В Москве десять театральных ВУЗов - такого ни в одной стране мира нет. Замечательно, что есть ВГИК, Школа-студия МХАТ и другие известные институты. Но ведь есть огромное количество самозванных учебных заведений, которые выдают дипломы, с которыми сотни людей бродят из театра в театр в поисках работы.

Конечно, человек из провинции хочет, чтобы в Москве его заметили, научили. В Москве есть возможности себя проявить, и большинство из выпускников не хочет возвращаться в регионы. Русская провинция прекрасна и талантлива, но театр в провинции сегодня загнивает. Если в Москве театр определяет режиссер, художественный лидер, то в провинции - директор. Чаще всего, это человек не творческий, который рассматривает театр как фирму для зарабатывания денег. Эти театры забиты пошлыми московскими антрепризами. Так что людям, узнавшим, что такое ГИТИС, познакомившимся с педагогами и друг с другом, увидевшим московские постановки, тяжело вернуться в театр к директору, который хочет, чтобы зритель только хохотал. У меня в мастерской 90 процентов - люди из провинции. И они остаются в столице. Это хорошо для них, но не для страны и искусства.

Нынешние студенты режиссерского факультета ГИТИСа, благодаря проекту «Кафедра» имеют возможность показывать свои дипломные спектакли в театре Школа современной пьесы. Насколько этот проект важен для театра? 

Молодой режиссер и молодой актер - это уже артист. То, что он делает сейчас является итогом его обучения, его размышлением о профессии. Он к этому шел много лет и предъявляет свое понимание сегодняшнего театра. 

Проект «Кафедра» мы придумали вместе с ректором ГИТИСа Григорием Заславским. Театр вернулся в старое, но обновленное здание с несколькими сценами и большими техническими и постановочными возможностями. Есть дипломные спектакли студентов, которые представляют собой серьезный художественный интерес. Мы хотим, чтобы они прокатывались в театре и зрители могли их увидеть, к тому же по очень доступной цене. Сейчас в репертуаре спектакли мастерских Александра Галибина и Олега Кудряшова «Фрейд», «Мольер. «Новый» Дон Жуан», «Игра в преступление», «Кафка. Schloss». И на подходе новые - будем много играть.

 

Контакты режиссерского факультета

Телефон: +7 (495) 690-52-15
E-mail: director@gitis.net

(режиссуры цирка)
Телефон: +7 (495) 690-52-15
E-mail: circus@gitis.net

Режиссерский факультет находится в главном здании ГИТИС:
Москва, Малый Кисловский пер., 6