05/08 2022
13:08
Пт
В Большом Московском цирке возобновили показ спектакля «Страшная сила» и провели ряд благотворительных показов в поддержку коллег из цирков Донбасса. Режиссёр спектакля, художественный руководитель цирка и мастер ГИТИСа Аскольд Запашный рассказал «Вечерней Москве» о силе культуры, вреде западной пропаганды и благотворительных показах в поддержку цирков Донбасса.
— Аскольд, спектакль «Страшная сила» создан девять лет назад. Почему решили возобновить показы?
— Там фантастический сюжет, но мораль этого спектакля, я считаю, актуальна в наши дни. Это история цивилизации, которая владеет технологиями, имеющими страшную силу. И за ней гонятся разные люди, в том числе те, кто хочет использовать её в плохих целях. У нашей истории счастливый конец. Но вопрос в спектакле ставится ребром: готовы ли мы, люди, обладать такой силой? Главный герой отвечает: нет. Люди способны уничтожать друг друга из-за своего эгоизма.

— Вы проводите, в том числе, благотворительные показы в поддержку цирков Донбасса. Какая там обстановка? Планируете ли выступить с гастролями?
— Обстрелов цирков на Донбассе не было, но ситуация там тяжелая. Мы стараемся поддерживать коллег. Передавали им манежное оборудование, технику, финансы. Перед началом спецоперации собирались туда с гастролями, пока поездку перенесли. Но мы готовы рискнуть, чтобы поддержать людей: и мирных жителей, и наших военных. Простая истина в том, что культура становится эмоциональным щитом. С её помощью мы можем обратить внимание на нужные вещи, расставить акценты. Она влияет на решения многих людей, которые могут как направить развитие цивилизации в нужное русло, так и наоборот — разрушить её.

Культурное воспитание нации — ключевой элемент любых побед. Как бы здорово страна ни производила продукты, технику, любые материальные блага — без культуры она бы проиграла. Там, где её нет, всё скатывается до инстинктов.

— Ваш брат Эдгард Запашный в 2018 году говорил, что цирк — интернациональное искусство, и половину зала на представлениях занимают туристы. А как обстоят дела теперь?
— Иностранцы по-прежнему приезжают, по большей части из азиатских стран, но их стало значительно меньше. А ведь цирк обычно играет роль в привлечении туристического потока. Когда зритель приезжает в Россию из другой страны, он хочет познакомиться с ней. Он должен понимать, что, кроме Красной площади и мавзолея, есть Большой театр, есть Большой Московский цирк, которые как раз показывают нашу культуру. Искусство цирка в этом плане универсально — в нём всё понятно без слов. Это позволяет транслировать идеи людям разных национальностей, взглядов, религий. Сейчас, конечно, ситуация осложнилась.

— Теперь во многих странах царит русофобия. Какие-то планы, поездки, вероятно, пришлось отменить. Как решаете для себя вопрос о том, нужны ли сейчас международное сотрудничество, обмен опытом с коллегами, зарубежный зритель?
— Культурный обмен, безусловно, нужен. Вопрос: как сейчас его организовать? Но историю пишут победители. Для начала нам надо победить, а это, без сомнения, произойдет, потому что правда на нашей стороне.

Правильно говорят: мы — русские, с нами Бог! Знаете, правду могут трактовать самым разным образом. Но когда победа будет за нами, можно будет говорить о том, что мы можем диктовать свои условия и ценности. А они у нас благие. Русских людей отличает то, что мы хотим расти, прогрессировать, но не уходим в сторону абсурда.

— А у другой, так скажем, стороны — наоборот, пропаганда абсурда?
— Да. Приведу пример: никто не преследует людей нетрадиционной ориентации, чтобы их уничтожить. Но главная тема на повестке всего мира — нарушение их прав. Мне кажется, за этим скрывается огромный, тупой план по созданию управляемого хаоса, выявлению мощной прослойки тех, кто не способен мыслить сам, думает, что они — особый класс. На Западе гладят по голове людей, которые не могут самоидентифицироваться — определить свой пол. Раньше, если бы я сказал, что я — Наполеон, меня бы положили в психиатрическую больницу. А сейчас со мной бы согласились. Но это противоречит здравому смыслу.

— Вы недавно говорили о том, что сила Запада переоценена. А если говорить о России, лично для вас в чём наша сила?
— В здравом смысле! И в умении ценить то, что было сделано до нас. Как только вместе с этим мы научимся строить будущее, мы будем величайшей нацией и страной. В хорошем смысле, а не так, как любят американцы — бить себя в грудь и кричать: «Мы — лучшая нация!» Они не строили пирамид, не выигрывали мировых войн. В чём их исключительность? Знаете, в чём их ошибка? За плечами у них ничего нет, вот они и говорят: «Давайте придумаем что-то новое! 80 гендеров новых!» А сила нашего государства — в богатой истории. Мы многое прошли, настрадались. И это нужно понимать, помнить. А на Западе эту нашу память называют «победобесием». Естественно, они хотят её уничтожить, для них она опасна.

— А чем российский цирк отличается от западного?
— Мы бережно храним традиции цирка с животными. Запад пытается это стереть, искоренить, не понимая, насколько опасны и абсурдны эти попытки исказить действительность. Цирк, как любое нормальное искусство, должен, помимо фантазии, показывать весь спектр окружающего мира.

И из этого спектра не исключить живую природу. Как только человек отделится от неё, он себя уничтожит. Общение с животными ничем не заменить. Да, где-то бывают случаи жестокого обращения с ними, но это исключение из правил. Мерзавцы есть в любой профессии. Я убежден: нельзя полноценно работать с животными, если ты их не любишь.

— Есть ли в вашем цирке сейчас новички среди хвостатых «актёров»?
— На днях в ходе открытой репетиции впервые вышли на цирковой манеж наши малыши-тигрята. Их зовут Стивен, Рианна и Рой. И, надо сказать, они умиляют абсолютно всех: и наш коллектив, и наших любимых зрителей.

Источник: сетевое издание «Вечерняя Москва»