18/06 2024
17:30
Вт

Александра Виноградова родилась в Ленинграде. Год училась в Санкт-Петербургской театральной академии у Льва Додина, затем поступила в ГИТИС, на курс Марка Захарова. Служила в театре Ленком, сейчас работает в Театре на Бронной. Зритель знает актрису по ролям в таких фильмах и сериалах, как «Гаражи», «Репетиции», «Метод», «Полицейский с Рублёвки», «Отель Элеон», «Свадьбы и разводы», «Идеальная семья», «Марлен», «Выжившие. Благие намерения», «Диверсант. Идеальный штурм», «Хрустальная королева», «Внутри убийцы» и др.

— Александра, 19 июня в рамках проекта «Голоса страны» вы сыграете в Театре на Бронной моноспектакль «История одного несовершенства» — про девушку, ведущую женские курсы по клоунаде. А еще она — больничный клоун, выступающий перед детьми в клиниках. Вы же встречались с прототипом, верно?

— Вообще проект «Голоса страны» — это документальные истории о людях, очень разных, с потрясающими судьбами, которые своим трудом, своим примером улучшают окружающий мир… Да, я встречалась с моей героиней, и сейчас Катя Ускова для меня как родной человек. Я обращаюсь к ней мысленно, советуюсь. Её личность, её история совершенно невероятная. Она вела простую обыкновенную жизнь, не в негативном смысле, а — не свою. Как многие люди. Но в какой-то момент нашла силы честно сказать себе, чего она действительно хочет, чем должна заниматься. И, несмотря ни на какие трудности, свернула горы, добилась своего.

У Кати несколько сфер деятельности. Сначала была (и есть) больничная клоунада, Катя приходила к детям в клиники, помогала справляться с тяжёлыми ситуациями, в которых те оказались. Развивая это направление, Катя создала школу женской клоунады. Это не больничная клоунада, а нечто вроде тренинга, где женщинам помогают высвободить свои затаённые эмоции, чувства, желания. И — раскрыть себя.

— То есть, выпускницы школы женской клоунады в цирке, образно говоря, не работают?

— Нет. Но они иногда дают представления, и это невероятно весело и пользуется популярностью. Абсолютно непосредственное творчество, честное, искреннее, заразительное! Обо всём этом я и рассказываю в своём часовом моноспектакле, где не делаю акцент на трагизме и тяжести событий, это просто история об уникальной личности — Кате Усковой. О человеке, преданном своему делу, меняющем жизнь к лучшему. Что немаловажно в наше непростое время.

— Вы учились у Марка Анатольевича Захарова. Он тоже любил в своих работах как-то «подсветить» трагизм ситуации — юмором, иронией, мистификацией. Этот подход, я так понимаю, вам ближе?

— До Захарова я училась год у Льва Абрамовича Додина, и у него тоже сильная актёрская школа. Этот год на меня здорово повлиял, и я попала к Марку Анатольевичу с довольно крепким фундаментом, я уже не была простым куском глины. У Захарова быстро нашла единомышленников, потому что школа Додина, несмотря на высочайший уровень обучения, всё-таки не совсем моя история. Действительно творческая манера Марка Анатольевича, с его преображениями, тонким юмором, мне более близка.

— Кстати, Марк Анатольевич часто появлялся на курсе?

— К сожалению, нет. Он был с нами два года, потом по состоянию здоровья не смог приходить. Вообще он, конечно, очень яркая, значимая фигура в моей жизни. И по-человечески Захаров мне как-то помог — понять себя, измениться. Он обладал уникальной способностью влиять на людей. Марк Анатольевич научил меня не опаздывать, научил жить во времени.

— Каким образом? Купил будильник?

— Смешно… Дело было так. Накануне экзамена по актёрскому мастерству у нас была репетиция, потом планировался прогон, и он начинался с моего отрывка. Раньше я часто позволяла себе опаздывать на репетиции с другими режиссёрами. Захаров об этом узнал и предупредил меня, что если я ещё хотя бы раз опоздаю, меня отчислят, не задумываясь. «Вы знаете, вы талантливый человек, — сказал мастер, — но есть такие вещи, как ощущение времени. И если вы не можете осознать, что означает не опаздывать, вам не место в этой профессии». Жёсткие слова, и в меня они очень сильно запали.

И вот на следующий день я просыпаюсь за… полчаса до прогона в комнате общежития ГИТИСа. Всё, о чём я думала тогда, это только о Марке Анатольевиче, что он будет ждать меня в зале. Караул! Но каким-то чудом мне удалось собраться, долететь до ГИТИСа и успеть на прогон. Без пяти минут я стояла в костюме в ожидании начала. Марк Анатольевич приехал, и, когда он проходил мимо меня, я сказала ему: «Благодарю вас»… Вот такой урок ответственности актёра перед людьми, коллегами и зрителями. С тех пор я не опаздываю.

— Затем вы несколько лет служили в Ленкоме, играли со знаменитыми мастерами. Кто вас наиболее поразил, удивил, чем-то помог в профессии?

— Да, мне в этом смысле повезло, потому что, когда я пришла в Ленком, все легенды были ещё живы. Мне, например, посчастливилось репетировать «Вишнёвый сад» с Олегом Ивановичем Янковским. Помню, я пришла в режиссёрское управление театра, того, кто мне нужен, не было, и я стояла в ожидании, разглядывая книжные полки и интерьеры. Незаметно для меня в комнату вошел Янковский. Когда я обернулась, поняла, что он смотрит на меня уже какое-то время. От неожиданности я вскрикнула, как чайка, потом охнула, что-то добавила. В общем, с минуту была в шоке… Олег Иванович, конечно, обладал невероятной энергией, такой жизненной силой, что при взгляде на него человек на мгновение столбенел!

— Чем закончилась эта полунемая сцена?

— Янковский выдержал паузу, дождался финала моих эмоций и сказал: «Характерная!» И ушёл.

А вот ещё прекрасный Леонид Сергеевич Броневой. Он был со многими достаточно суров, но у нас сложились замечательные отношения, и он однажды, как и Захаров, тоже повлиял на ход моей жизни. В какой-то момент я ушла из Ленкома, переехала в Питер. Потом вернулась в Москву, играла в разных спектаклях, но в театре официально не работала. Скучала, конечно, по Ленкому и в какой-то момент пришла на «Вишнёвый сад». Там всё ещё играл Леонид Сергеевич. Я подошла к нему в антракте — поздороваться. Он и вправду был мне очень рад. Такой получился у нас трепетный и нежный разговор, я сказала, что соскучилась по театру, но не знаю, как быть дальше. Броневой сидел на стуле, он тогда уже с некоторым трудом ходил, слушал очень внимательно. Затем сказал: «Саша, ты должна работать в театре. Если у тебя есть какие-то сомнения, выброси их и приходи». Это прозвучало так убедительно!

Через несколько дней я пришла к Марку Анатольевичу Захарову. Но он был на лечении в Германии. Постучалась к директору театра, Марку Борисовичу Варшаверу, он меня принял с распростёртыми объятиями, тут же позвонил Захарову, тот был согласен. В общем, таким образом, с благословения Леонида Сергеевича Броневого, я вернулась в Ленком.

— Вы достаточно много снимаетесь в кино, в разных жанрах. Вот взять сериал «Выжившие. Благие намерения», где вы сыграли главную роль. Это драма о людях, живущих после апокалипсиса в непроходимой глуши. Насколько вам интересно погружаться в абсолютно другую реальность, сниматься в некомфортных условиях, с серьёзными физическими затратами?

— Чем разнообразнее, чем экстремальнее, тем интересней. Наша профессия как раз заключается в том, чтобы выходить из зоны комфорта, я не могу представить актёра, кто этого не любит, тогда он занимается просто эксплуатацией своих наработанных навыков, а не профессией. Случались ситуации, когда мне нужно было делать на съёмках то, что в реальной жизни я никогда бы не сделала. Например, в фильме «Икария» нужно было разбежаться и прыгнуть с огромного утёса. Понятно, я была подвешена за тросы, но это скала, очень высокая, несколько сот метров, а внизу море. А я страшно боюсь высоты… Но я прыгнула!

Что касается «Выживших», большой плюс в том, что нам, актрисам, надо было выглядеть там внешне — чем хуже, тем лучше. В этом был свой кайф. Не выспалась? Отлично! Не было многочасового макияжа, грима. Женский грим, что невероятно на других съёмках, занимал в 10 раз меньше времени, чем мужской. Потому что мужчины были, в основном, грязные, в крови, с ранами во всех местах. Это был интересный опыт выживания.

— Чему вы специально обучались для той или иной роли — погружались в какое-то ремесло, приобретали новые навыки? Вот, скажем, в картине «Хрустальная королева» вы сыграли детского тренера по фигурному катанию…

— Мне всегда интересна жизнь во всех её проявлениях, и я очень люблю разные технические нюансы, подробности производства. Мне только дай повод проникнуть в чьё-то ремесло! И да, для «Хрустальной королевы» я брала уроки фигурного катания, где-то с месяц занималась. Стояла на коньках и раньше, но не так чтобы уверенно. После курса особых успехов не достигла, но в кадре по льду передвигалась сносно. Хотя и сейчас боюсь льда, стараюсь избегать экстремальных видов спорта, чтобы не навредить своему телу. Всё-таки моё тело — моя профессия. Но я очень рада, когда для очередной роли осваиваю что-то новое. У актёров вообще классная судьба: можно приобрести кучу дополнительных навыков, окунуться в любую историческую эпоху, жить жизнью разных людей. За что, собственно, я и люблю нашу профессию.

Автор: Александр Малюгин
Источник: Аргументы недели